#

Аналитика

Выведет ли «третья сила» Белоруссию из политического тупика?

5апреля, 2012

Принятая Европарламентом 29 марта резолюция по Белоруссии оказалась на данный момент последним эпизодом в обостренном белорусско-европейском противостоянии. Напомним, 27 февраля Совет Евросоюза усилил ограничительные меры в отношении ответственных за подавление гражданского общества в Белоруссии, добавив 21 лицо к списку тех, кому запрещен въезд на территорию ЕС и чьи активы подлежат замораживанию.

На следующий день белорусское внешнеполитическое ведомство объявило, что постоянный представитель Белоруссии при Евросоюзе Андрей Евдоченко и посол Белоруссии в Польше Виктор Гайсенок отозваны «для консультаций», а руководителю представительства ЕС в Республике Беларусь Майре Мора и польскому послу Лешеку Шерепке предложили выехать в свои столицы для доведения «твердой позиции белорусской стороны о неприемлемости давления и санкций». В знак солидарности остальные страны ЕС отозвали своих послов из Белоруссии.

Пожалуй, единственный проблеск в этом вопросе мелькнул где-то в середине марта, когда Европарламент отложил голосование о резолюции по Белоруссии из-за того, что Брюссель получил от официального Минска сигналы о готовности к позитивным действиям. Глава Парламентской ассамблеи Восточного партнерства Кристиан Вигенин выразил мнение, что ожидается освобождение политзаключенных и приглашение послам Евросоюза вернуться.

Более того, согласно информации агентства France Press, Верховный представитель Евросоюза в вопросах иностранных дел и политики безопасности Кэтрин Эштон высказала пожелание, чтобы европейские послы вернулись в Минск в течение недели.

Хотя пресс-секретарь Кэтрин Эштон и подтвердила, что вопрос действительно обсуждался, но одновременно было заявлено, что послы вернутся, «когда время для этого будет благоприятным».

Потом вопреки многочисленным призывам произошло демонстративное мгновенное приведение в исполнение смертного приговора осужденным за прошлогодний террористический акт в Минске, что вызвало резко отрицательную реакцию Запада.

После выше описанных действий ожидать каких-либо позитивных сдвигов было уже нельзя, и ситуация ухудшилась. Белорусское руководство начало запрещать выезд за границу отдельным представителям оппозиции. 23 марта Совет ЕС ввел, пожалуй, самые жесткие меры за всю историю белорусско-европейского противостояния, включая санкции против ряда приближенных к власти крупных бизнесменов и их компаний. За ними следом - выше упомянутый документ Европарламента, где прозвучал призыв к еще большему давлению на белорусский режим.

 

Использует ли ЕС последнее средство?

Таким образом, наблюдается быстрая эскалация конфликта. Европейский союз может и дальше существенно расширять черный список за счет официальных лиц, нарушающих права человека, а также тех, кто, по мнению европейских политиков, спонсирует белорусский режим. Со своей стороны, белорусское руководство может пойти на выход из программы «Восточное партнерство», на сокращение в государстве дипломатического присутствия ЕС, а также на еще большее усиление давления на политическую оппозицию и гражданское общество. Все это может привести к полному замораживанию политических отношений объединенной Европы с официальным Минском.

При этом, как ни прискорбно, отказывать в логике такому решению не приходится: ЕС использовал почти все подходы, однако ни к каким положительным результатам они не привели.

Правда, формально остается еще одно неиспытанное средство, на котором категорически настаивают отдельные представители белорусской оппозиции, – полномасштабные экономические санкции. Основу белорусского экспорта в Европу составляют нефть и продукты ее переработки, поэтому странам ЕС предлагается отказаться от их приобретения. Мол, тогда уровень жизни белорусского населения упадет, начнутся массовые демонстрации протеста, режим рухнет и настанет светлое будущее.

К сожалению, развитие событий в соответствии с таким оптимистичным прогнозом не кажется неизбежным, даже если Евросоюз прислушается к таким призывам (что, кстати, по разным причинам выглядит весьма маловероятным). Во-первых, такие санкции можно обойти с помощью партнеров по Единому экономическому пространству. Но, главное, есть очень большие сомнения, что они приведут к демократии.

 

Российские вольности в отношении Лукашенко

Как известно, снижение доверия к властям не привело к усилению популярности их оппонентов. Принципиальная проблема заключается в том, что для большинства жителей Белоруссии приоритетом является материальное благополучие. К тому же, для менталитета большей части белорусского общества характерен недостаток национального самосознания, поэтому белорусов не так трудно будет убедить в том, что единственный выход – объединение с Россией. Последние социологические исследования НИСЭПИ демонстрируют это очень наглядно.

Конечно, не исключено, что Кремль тут будет стремиться к постепенному осуществлению смены власти. О его отношении к «главному союзнику» ярко свидетельствуют, например, оскорбительные высказывания известного политического обозревателя Михаила Леонтьева, который, между прочим, является одним из приближенных к Владимиру Путину лиц. Даже сложно представить, позволил бы он себе такие вольности без уверенности в поддержке своего патрона. Да и сам новоизбранный российский президент во время недавнего визита Лукашенко в Москву почему-то не пригласил его, в отличие от ряда других коллег, на двустороннюю встречу. В то же время это вовсе не означает, что у Москвы есть намерение осуществить здесь хоть самую минимальную демократизацию. Наоборот, процессы, идущие в самой России, наводят на мысль, что и там в скором времени начнется закручивание гаек.

 

«Третья сила», приближение к демократии и ЕС

В этой связи встает извечный вопрос: что делать? В какой-то степени ответ на него дают те же результаты опроса НИСЭПИ. Согласно им, относительно новым явлением становится спрос общества на «третью силу»: на вопрос «Кто должен вернуть страну на правильный курс?» 26,1% респондентов ответили: «прогрессивные представители общества, не связанные ни с органами власти, ни с оппозицией». А другие варианты ответов (само первое лицо, прогрессивные представители нынешнего руководства, оппозиция) набрали вместе 24,2%.
Исходя из того, что практически половина опрошенных ответить на вопрос пока не смогла, ее можно рассматривать в качестве главного ресурса перемен. Но только при условии, что удастся доказать наличие непосредственной связи между демократическими ценностями и экономическим состоянием, что до сих пор остается этим людям неизвестным.

Евросоюз готов этому поспособствовать. Совет ЕС поддержали так называемый Европейский диалог о модернизации, и 29 марта Комиссар по вопросам расширения и Европейской политики добрососедства Штефан Фюле обсудил его с представителями белорусского гражданского общества и политической оппозиции.

Как ожидается, это будет многосторонний обмен идеями в вопросах реформ, необходимых для модернизации Белоруссии, потенциального развития отношений с ЕС, а также возможной поддержки со стороны.

Диалог будет сосредоточен на четырех ключевых сферах: политическая реформа, реформа судебной ветви и контакты между людьми; экономические вопросы и политика в различных областях; реформа торговли и рынка.

В частности, очень хорошо было бы наконец дождаться сдвигов в решении назревшего визового вопроса. Однако надо понимать, что в любом случае процесс будет долгим и сложным. В нынешних обстоятельствах другого пути к цивилизованному миру нет.

Перевод с беларуского ИноСМИ

Переводчик: Светлана Тиванова

Оригинал публикации