#

Аналитика

Беларусь–ЕС: «игра в теннис» по беларусским правилам

5ноября, 2013

Приближающийся саммит «Восточного партнерства» в Вильнюсе – хороший повод оценить состояние отношений Беларусь–ЕС. За прошедший год очень мало произошло в данной сфере, поэтому саммит послужит новой точкой отсчёта для этих отношений.

Прорыва больше не ждут…

Основным событием саммита должно стать подписание соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной; значимых новостей по линии Минск–Брюссель большинство аналитиков уже не ждут. Тем не менее, такой шанс сохраняется. Ещё несколько месяцев назад прогнозы были более радикальными: от беларусских властей ждали освобождения политзаключённых к саммиту, а от ЕС – снятия санкций (хотя бы частичного). Если в преддверии саммита произойдёт значительный прорыв, это станет сенсацией, значительной политической победой одной из сторон.

Пока кажется более вероятным, что политические очки на саммите может набрать ведомство Макея. Начиная с того, что сам непубличный формат переговоров – это требование беларусской стороны. Также, к примеру, возможная поездка министра иностранных дел Беларуси в Вильнюс вне контекста освобождения политзаключённых этой весной оценивалась как провал европейской внешней политики (например Крамером, Чаусовым), то сейчас вполне серьёзно обсуждается возможность поездки самого Лукашенко на саммит без освобождения узников совести.

В любом случае, даже если к радости сторонников «диалога» с ЕС внезапно удастся выйти на уровень позитивного взаимодействия с беларусскими властями к саммиту, это будет проигрышем для беларусского гражданского общества, ведь переговоры (если они проходили) велись кулуарно, без его участия.

Соответственно, поскольку гражданское общество не могло влиять на предмет переговоров, маловероятно, что изменения, какими бы положительными они ни были с точки зрения ЕС, смогут улучшить положение НГО в стране.

Это фактически будет означать предательство беларусской оппозиции и НГО со стороны внешнеполитических ведомств ЕС и приведёт к уменьшению влияния первых на процессы в стране и за её пределами, к разочарованию в зарубежных партнёрах.

Предстоящий саммит и решение вопроса о санкциях

Однако всё это маловероятные сценарии. Скорее всего, беларусская тема будет представлена на саммите минимально. Литва, как принимающая сторона, постарается сконцентрировать своё внимание на прогрессе Украины и Молдовы в рамках Восточного партнёрства, чтобы продемонстрировать успехи инициативы в целом. Решение проблем между Беларусью и ЕС будет отложено на будущее. Евросоюзу ещё предстоит выработать и запустить новую стратегию взаимодействия с Беларусью.

В пользу этого говорит ситуация с санкциями, вопрос продления которых не был включен в повестку дня Совета министров иностранных дел стран ЕС, а был решён и оформлен «через письменные процедуры».

Очевидно, что без полноценного обсуждения такое решение могло быть лишь техническим, полноценно обсуждать изменение списка или новые механизмы санкций в таком формате невозможно.

Не так давно принятый Европейским парламентом доклад Юстаса Палецкиса практически ничего не добавил к ситуации и вряд ли может называться стратегически значимым. Прошедшая недавно в Вильнюсе конференция также имела говорящее название «Стратегия будущей политики в отношении Беларуси». Из всего этого можно сделать вывод, что конкретной новой стратегии у ЕС ещё нет, или по крайней мере она ещё недостаточно разработана и детализирована.

История бездействия ЕС?

Вспомним, как изменялись отношения Беларусь–ЕС за последнее время. Зимой-весной 2012 года они развивались весьма бурно. Произошли обновления в списке «невъездных», появился неофициальный список «невыездных», произошёл отзыв послов ЕС. Напомню, что новация по внесению фирм-«кошельков» в список тех, на кого распространяются санкции, сопровождалась заявлениями о том, что количество людей в списке вырастет на 135 человек (в полтора раза!). Среди оппозиции и аналитиков в это время на повышенных тонах обсуждали эффективность санкций как таковых.

Итоги этого периода, закончившегося с выходом из тюрьмыАндрея Санникова и Дмитрия Бондаренко, политологАлександр Класковский подвёл следующим образом: «В декабре прошлого года (2011) беларусский президент презрительно бросил, что у них-де “нет яиц”. 26 апреля в Быхове Александр Лукашенко заявил, что “если бы европейцы понимали, что санкции действуют и нас можно наклонить в ту сторону, в которую они хотят, вы думаете, они бы от них отказались? Никогда. Они бы нас давили, на колени ставили, потом бы еще закопали по колено в землю, а может и глубже”. В этой обрисовке европейцы предстают очень даже крутыми мужиками. Добились-таки своеобразного респекта!»

А вот дальше представители ЕС просто перестали действовать. Непродление аккредитации Стефана Эрикссона после «плюшевого десанта» вызвало лишь несколько штатных комментариев. Парламентские выборы прошли в атмосфере информационного штиля. В «докладе Палецкиса» практически невозможно найти отличий от других резолюций. Слесарь-шпион из Новополоцка, проблемы в тюрьмах у Автуховича и Статкевича – ноль реакции.

Эти последние полтора года полного штиля в отношениях между ЕС и Беларусью, а также туманные перспективы этих отношений можно метафорически назвать временем «игры в теннис».

В самом деле, упоминание представителей ЕС или экспертов о том, что «мяч находится на стороне поля Лукашенко», было практически универсальным комментарием ещё с декабря 2010 года.

Смысл этой идиомы не всегда легко понять сразу, ведь во многих видах спорта (включая хоккей) нахождение мяча на твоей половине поля означает, что на твои ворота идёт атака и твоя команда близка к потере очков. В теннисе же, откуда и пошло это выражение, мяч на твоей половине корта означает, что по нему надо ударить и отправить на сторону соперника, и таким образом сделать ход. Лукашенко – на словах очень хороший игрок в теннис, запомнившийся всем игрой с Лужковым на 5 тысяч тонн сливочного масла, – также использовал эту идиому, правда, что ожидаемо, сообщив, что мяч находится на стороне ЕС.

Можно констатировать, что возник продолжительный период затишья, фактически патовая ситуация, когда каждая из сторон ждёт (или декларирует свое ожидание) инициативы от другой.

Вместо реальных действий – лишь набившие оскомину слова про «мяч на другой половине поля». Политики ЕС как будто застыли в ожидании «подачи» со стороны корта Лукашенко.

Так на чьей стороне мяч и что это значит?

Можно выдвинуть два объяснения подобному поведению. Первое – Евросоюз устал от беларусского вопроса и перешёл к тактике Ходжи Насреддина. Сторонников жёстких мер вконец достали лоббисты «диалога»; сторонников диалога утомили безуспешные и бесперспективные попытки его наладить; остаётся просто ждать, пока сдохнет или осёл, или падишах. В конце концов, решение беларусских проблем на самом деле в первую очередь – наша забота, а не ЕС.

Второе – это результат внешнеполитической стратегии Минска. Беларусские переговорщики сознательно связывают всякую инициативу со стороны ЕС, постоянно посылая сигналы скорых перемен и вскоре дезавуируя их: «Вы готовите резкий ответ на закрытие шведского посольства? Ах, а у нас тут почти готово решение об освобождении политзаключённых, но после вашей реакции придётся всё отменить, сами понимаете. Подождите недельку-другую, мяч на нашей половине, мы вот-вот...» Проходит неделя, потом месяц, вот уже полтора года...

Поскольку обе приведенные версии не противоречат друг другу, вполне возможно, что обе они в силе. В этом случае стоит констатировать, что в этой «игре в теннис» счёт на стороне беларусской «дипломатии». В таком случае стоит вспомнить о правилах розыгрыша подач в настоящей игре в теннис, раздел «непрерывность игры»:

«Принципиально важно, что игра должна быть непрерывной с начала матча (когда мяч после первой подачи введен в игру) и до его окончания. Между розыгрышами каждого очка разрешен перерыв не более 20 секунд. При смене сторон по окончании гейма разрешен перерыв не более 90 секунд. Другие задержки могут происходить только по не зависящим от игроков причинам: дождь, повреждение оборудования и т.п. В случае, если игрок неоднократно задерживает игру, судья на вышке делает предупреждение, а затем может назначить пенальти в очко, гейм или матч» (Википедия).

Другими словами, сложившаяся в отношениях между Беларусью и ЕС ситуация совершенно ненормальна даже в рамках навязываемой метафоры «игры в теннис».

Исходя из нее, нам предстоит ожидать саммита, нового года и пасхи, чемпионата мира по хоккею, подписания договора о ЕЭП, очередных выборов и так далее, каждый раз наблюдая всплеск комментариев обозревателей о том, что в преддверии этого (очередного) события наверняка выпустят оставшихся политзаключённых и начнётся потепление. И при этом с амбивалентными чувствами надеяться на внезапные успехи кулуарной дипломатии (напомню, как я писал в начале статьи, для гражданского общества Беларуси такой оборот принесёт и много негатива).

По моему же убеждению, дипломатии ЕС стоит стать проактивной, потому что в режиме реагирования она обречена на провал. Если не получается совместной дорожной карты, то должен быть чёткий план односторонних действий, где принцип «большее за большее» не редуцируется к формуле «ничего за ничего». Подобный внешнеполитический штиль выгоден беларусским властям. Вместо этого за бездействие беларусской стороны – «задержку мяча» – должны быть предусмотрены свои «пенальти».

Существующий подход плохо отражается и на «области контактов между людьми», о важности которых в последнее время много говорят.

В результате бездействия дипломатов ЕС общим местом в последнее время стало утверждение аналитиков о том, что «Беларусь не очень важна для ЕС» (Денис Мельянцов). На таком фундаменте прочных контактов не построишь.

Другими словами, если Европа рассчитывает сохранить и усилить своё влияние в Беларуси хотя бы в долгосрочной перспективе, ей нужно начинать активно и публично действовать. Будет это расширение санкций, возвращение к «политике втягивания» либо что-то ещё – отдельный вопрос, но нынешняя ситуация ненормальна. Будем надеяться, что в преддверии и после саммита найдётся время на ревизию беларусского вопроса.